Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ООО "ЛИГА ЗАКОН"
Сложности перевода: отечественные особенности применения международных правил

Не секрет, что наше законодательство состоит из множества нормативных актов различного уровня, которые к тому же могут "не стыковаться" между собой. Еще больше вопросов возникает при "стыковке" этого достояния отечественной юстиции с продуктами нормотворчества других государств. А учитывая задекларированный Украиной евроинтеграционный вектор, разговоры о таких случаях становятся все более частыми.

Прежде всего подчеркнем, что по общему правилу законодательство не относится к закрытой информации. Впрочем, учитывая отечественную специфику нормообразования, на пути соблюдения даже основных законов субъекту хозяйствования иногда приходится проходить те еще квесты, лишь бы только понять их содержание.

Однако собственно изучение содержания законодательных положений и применение их на практике – это тоже не конец пути. Поскольку одну и ту же норму, даже самой простой конструкции с лингвистической точки зрения, разные "читатели" могут трактовать на свой лад.

Тем, что контролеры имеют своеобразное прочтение положений даже национальных НПА, удивить кого-либо трудно.

В случае же с международными правилами к этому добавляется еще один нюанс – языковой. К тому же так называемые "сложности перевода" могуть встречаться даже в цифровых значениях.

К примеру, одна из таких "занятностей" касается налоговой Конвенции Украина – Бельгия.

В частности, на данный момент в ее официальной украинской версии содержится положение о налогообложении суммы процентов, не подпадающих под "особую" категорию по ставке 5 %.

Англоязычная же версия документа, размещенная на официальном сайте главного финансового ведомства Бельгии, по этому пункту предусматривает ставку 10 %.

При этом бельгийская Конвенция ратифицирована еще в 1996 году (Закон от 29.10.96 г. № 433/96-ВР), и с тех пор ее текст официально не изменялся.

Также с того времени налоговики предоставили ряд разъяснений, касавшихся положений данного документа, среди которых письма и "индивидуалки":

ИНК от 03.04.2020 г. № 1382/К/99-00-04-06-03-09/ІПК;

ИНК от 22.08.2018 г. № 3658/К/99-99-15-01-14/ІПК;

ИНК от 22.08.2018 г. № 3658/К/99-99-15-01-14/ІПК;

ИНК от 17.07.2017 г. № 1204/ІПК/26-15-12-03-11;

письмо от 31.05.2016 г. № 11818/6/99-99-15-02-02-15;

письмо от 27.10.2015 г. № 22539/6/99-99-19-02-02-15;

письмо от 08.09.2015 г. № 19202/6/99-95-42-03-15;

письмо от 08.09.2015 г. № 19203/6/99-95-42-03-15;

письмо от 10.04.2009 г. № 7597/7/12-0117.

И ни разу налогоплательщиков не проинформировали об этой "неприятности".

Даже тогда, когда разъяснения касались именно "процентной" статьи 11:

письмо от 21.07.2016 г. № 16488/10/26-15-12-05-11;

письмо от 15.02.2008 г. № 2902/7/22-5017.

Также главное налоговое ведомство регулярно информирует плательщиков о действующем перечне заключенных международных договоров (см. Справочник "Перечень стран, с которыми Украиной заключены соглашения об избежании двойного налогообложения") и не воспользовалось этой возможностью указать на данное несоответствие в отношении бельгийской Конвенции.

Украинские налоговики не сделали ни одной "пометки" и при заключении в 2003 году Соглашения в области обмена данными и одновременных проверок с Бельгией (двухстороннее Соглашение от 17.03.2003 г.).

Однако, как свидетельствует решение Житомирского ОАС от 25.10.2021 г. по делу № 240/15240/21, контролеры все же знают об этих расхождениях и пытаются воспользоваться ими для доначисления "потерянных переводчиками" 5 % налога на бельгийские проценты.

Странно, что этот шаг они к тому же подают как компромиссный вариант налогообложения. Дескать, если по укрверсии для процентов имеем 5 %, но "процентность" выплат в данном случае еще нужно доказать и можно попасть под общие репатриационные 15 %, то предлагаем сойтись на 10 % из англоверсии.

Также из содержания указанного решения можно сделать вывод, что "пострадавший" налогоплательщик сообщал контролерам о своем видении по поводу укрразмера процентной ставки, а налоговики свои англоразмеры брали из мидовского экземпляра Конвенции.

Однако на сегодняшний день в открытых источниках какой-либо официальной информации от "причастных" госорганов по поводу особенностей применения бельгийской налоговой Конвенции найти не удается.

Единственное же "приличное" сообщение Южного межрегионального управления ГНС по работе с крупными налогоплательщиками на сей счет содержит интересный акцент – в дополнение к общей приоритетности налоговых международных норм по ст. 103 НКУ отечественные фискалы приводят оговорку о приоритетности английского текста согласно ст. 29 Конвенции.

В связи с тем, что похожие оговорки содержатся чуть ли не в каждом "интернациональном" документе, остается надеяться, что налоговики не возьмут на вооружение новое "нестыковочное" направление в своей деятельности.

На этот раз суд встал на защиту субъекта хозяйствования, опиравшегося на официальную доступность именно украинского перевода Конвенции. И все же вопрос закрытым назвать трудно.

В заключение отметим, в то время как главное налоговое ведомство говорит о прозрачности и обмене информацией с международными партнерами, возможно, стоило бы сначала позаботиться о едином информационном пространстве с отечественными субъектами хозяйствования?

На примере того же кейса с "бельгийскими процентами" налоговики могли бы воспользоваться своим функционалом, закрепленным в НКУ, в целях обобщения подобной практики и внесения предложений о необходимых изменениях в отечественные версии текстов.

Еще можно было бы поделиться с плательщиками и "своим экземпляром", например, той же Модельной конвенции ОЭСР, ссылками на положения которой фискалы все чаще кичатся в своих разъяснениях.

Кстати, и Минфин, который позиционирует себя как прогрессивное ведомство, также мог бы быть немного расторопнее при исполнении своих регуляторных обязанностей.

Ведь даже без учета "переводческих погрешностей" темпы актуализации официальной украинской версии МСФО оставляют желать лучшего.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2021

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание Вестник МСФО
Контакты редакции:
ifrs@ligazakon.ua
 
Данный функционал доступен подписчикам в электронном издании.
Если Вы еще не выписываете издание, закажите бесплатный доступ к демо-номеру
или подпишитесь на издание Вестник МСФО