Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ООО "ЛИГА ЗАКОН"
Изменения в порядке раскрытия банковской тайны: что же произошло?

Большинство рядовых, тем не менее хотя бы немного осведомленных граждан в течение уже длительного времени считают аксиомой положение о том, что банковская тайна может быть раскрыта заинтересованному в ее получении лицу только по судебному решению. Поэтому новость, появившаяся на днях, о предоставлении Национальному антикоррупционному бюро Украины и Государственному бюро расследований полномочий получать информацию, представляющую банковскую тайну, только по их запросу вызвала большой резонанс в обществе.

На первый взгляд именно так и кажется: банковская тайна теперь лишь формальность. Но, если попытаться разобраться, данный вывод выглядит не таким уж однозначным.

Прежде всего стоит обратить внимание на то, что раскрытие банковской тайны не по судебному решению – не такая уж и новость.

И дело даже не в том, что Закон Украины "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно конфискации незаконных активов лиц, уполномоченных на исполнение функций государства или местного самоуправления, и наказания за приобретение таких активов" был принят еще 31.10.2019, а вступил в силу 28.11.2019.

По большей части дело в том, что в действительности ст. 62 Закона Украины "О банках и банковской деятельности", устанавливающая перечень субъектов, которые могут иметь доступ к банковской тайне, а также соответствующие основания для него, и до внесения данных изменений допускала получение прокуратурой, СБУ, НАБУ, ГБР, Нацполицией, Антимонопольным комитетом по их письменному требованию информации об операциях по счетам конкретного юридического лица или ФЛП за конкретный промежуток времени.

Введенные изменения получили широкую огласку и стали реальными лишь после того, как НБУ постановлением от 31.01.2020 г. № 13 внес изменения в Правила сохранения, защиты, использования и раскрытия банковской тайны. Но так уж повелось в нашей стране, что "профильные" подзаконные НПА оставляют далеко позади законы и Конституцию Украины. Поэтому до внесения упомянутых изменений банки неохотно удовлетворяли соответствующие требования.

Теперь последний бастион пал, и никаких явных препятствий для действий "новичков" ст. 62 Закона Украины "О банках и банковской деятельности", в частности п. п. 31 и 32 ч. 1, не осталось.

Насколько это повлияет на соответствующие общественные отношения, сейчас трудно сказать, поскольку подводные камни будут выявлены только правоприменительной практикой и станут заметны лишь впоследствии.

Но уже и сегодня прослеживаются те или иные моменты, которые могут стать проблемными при попытках государственных органов получать информацию, являющуюся банковской тайной.

Так, п. 31 ч. 1 ст. 62 Закона Украины "О банках и банковской деятельности" предусмотрена возможность для ГБР получать по его письменному требованию информацию, представляющую банковскую тайну, "по делам по выявлению необоснованных активов и сбору доказательств их необоснованности в пределах их компетенции".

Компетенция любого государственного органа напрямую зависит от задач, которые ставятся перед ним.

Вместе с тем "дела по выявлению необоснованных активов" являются категорией гражданского процесса, а в соответствии со ст. 1 Закона Украины "О Государственном бюро расследований" на него возложены задачи по предотвращению, выявлению, прекращению, раскрытию и расследованию преступлений, отнесенных к его компетенции.

Тогда вообще непонятно, как компетенция ГБР может распространяться на указанную категорию дел.

Возможностью подать гражданский иск в уголовном производстве данные сомнения развеять трудно, ведь согласно ч. 1 ст. 290 ГПК Украины единственным субъектом, уполномоченным подать соответствующий иск в суд, является прокурор Специализированной антикоррупционной прокуратуры, которая всем своим составом не имеет никакого отношения к деятельности ГБР. Кроме того, по содержанию ч. 2 ст. 290 ГПК Украины иск может быть подан либо в случае, если уголовное производство вообще не могло быть начато из-за недостаточности размера "необоснованных активов", либо в случае, если открытое уголовное производство было закрыто.

И это оказывается лишь поверхностным анализом введенных изменений.

Также хотя формулировка, использованная в п. 32 ч. 1 ст. 62 Закона Украины "О банках и банковской деятельности", не ограничивает НАБУ только делами по выявлению необоснованных активов, однако ни один из субъектов, у которых имеются полномочия на подписание и направление соответствующего письменного требования, предусмотренного настоящей статьей, не имеет необходимых процессуальных полномочий по сбору доказательств по уголовным делам.

Зато такие обстоятельства позволяют утверждать наверняка, что изменения, о которых идет речь, предоставляя новые возможности определенным государственным органам, не могут изменить и не изменяют порядка получения информации и объема соответствующих полномочий ее запрашивателей в рамках осуществления досудебного расследования в уголовных производствах.

Подготовлено специально для Платформы LIGA:ZAKON

Источник: ЮРЛИГА

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2020

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание Вестник МСФО
Контакты редакции:
ifrs@ligazakon.ua
 
Данный функционал доступен подписчикам в электронном издании.
Если Вы еще не выписываете издание, закажите бесплатный доступ к демо-номеру
или подпишитесь на издание Вестник МСФО