Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ООО "ЛИГА ЗАКОН"
Тест деловой цели в судебной практике

Младший партнер Legal House Дмитрий Кулик проанализировал некоторые особенности Конвенции MLI

Конвенцию MLI, которая вступила в силу для Украины 1 декабря 2019 года, налоговое юридическое сообщество обсуждает уже больше года. Документ большой, сложный и чрезвычайно важный для бизнеса.

Для того чтобы плательщики не злоупотребляли налоговыми льготами в трансграничных операциях, кроме других предупредительных мер, Конвенция вводит тест основной цели (Principle Purpose Test). Статья 7 содержит положение о том, что налоговая может отказать плательщику в пользовании налоговыми льготами, если основной или одной из целей операции плательщика является получение налоговых льгот согласно Конвенции. Если раньше для применения льготной ставки налога на основании конвенции об избежании двойного налогообложения на практике достаточно было иметь справку о налоговом резидентстве получателя и подтверждение того, что получатель пассивных доходов является их бенефициарным собственником, а не посредником или агентом, то теперь необходимо будет считаться и с тестом основной цели.

Тест основной цели – не новинка для украинских налогоплательщиков. Уже почти 10 лет при оформлении результатов налоговых проверок контролирующие органы используют концепцию "деловой цели", доказывая отсутствие хозяйственных операций ввиду отсутствия деловой цели у субъектов правоотношений. Само понятие "деловой цели" активно используется в судебной практике, хотя и встречается в Налоговом кодексе Украины только как определение в пункте 14.1.231 Налогового кодекса Украины.

Непризнание процентов по кредиту в составе расходов

В деле от 23.07.2019 г. № 826/10852/15 суд принял сторону контролирующего органа и обратил внимание на то, что экономический эффект от любой хозяйственной операции не должен заключаться исключительно в уменьшении налоговой нагрузки на хотя бы одного из участников операции.

В результате плановой налоговой проверки контролирующий орган сделал вывод, что Общество безосновательно включило в состав расходов проценты за пользование кредитными средствами, которые были уплачены нерезиденту – аффилированному лицу. Вывод основывается на том, что договор между Обществом и нерезидентом был заключен без наличия деловой цели, поскольку кредитные средства использовались для покупки зерна, которое в будущем поставлялось этому же нерезиденту-кредитору.

Суд отметил, что "получение истцом от связанного лица – нерезидента средств в заем для обеспечения собственной хозяйственной деятельности не привело к приросту или сохранению активов или их стоимости, а вызывало исключительно увеличение обществом расходов в целях минимизации налоговых обязательств по налогу на прибыль".

Подробный анализ этого кейса доказывает, что для подтверждения наличия деловой цели в каждой хозяйственной операции необходимо обеспечить наличие экономической цели у каждого из участников операции.

На обязательность наличия разумной экономической цели в каждой хозяйственной операции налогоплательщика обратил внимание Верховный Суд и в недавнем постановлении от 05.11.2019 г. по делу № 818/6203/13-а. Верховный Суд констатировал, что только при условии наличия экономической цели хозяйственная операция считается совершенной в пределах хозяйственной деятельности налогоплательщика и ее можно учесть в его учете. В частности, если по определенным причинам товар продается ниже себестоимости, а в расходы на сбыт включаются расходы на транспортировку, то налогоплательщик должен доказать наличие объективных факторов, которые привели к снижению цены продажи товара и убыточности хозяйственной операции, и подтвердить, что первичной его целью все же было получение прибыли.

Имеют ли коммерческие соглашения экономический эффект?

Интересный подход использовал суд при рассмотрении дела № 2а-3376/10/1370 по иску физического лица – предпринимателя к контролирующему органу об отмене налогового уведомления-решения. Налоговики пришли к выводу о нереальности хозяйственных операций между ФЛП и Обществом в связи с отсутствием экономического эффекта от предоставленных Обществом услуг, заключавшихся в поиске потенциальных клиентов.

Проанализировав материалы дела, суд пришел к выводу об обоснованности выводов фискалов, поскольку физическое лицо – предприниматель не предоставило подтверждения увеличения продаж и увеличения количества клиентов в результате предоставления услуг Обществом, а следовательно для ФЛП отсутствует экономический эффект от услуг контрагента.

Суд резюмировал, что "применение соглашений и совершение действий, которые не имеют иной экономической цели, кроме минимизации уплаты налогов, – является злоупотреблением правом на свободу предпринимательской деятельности".

В бизнесе является приемлемым, что та или иная хозяйственная операция не всегда достигает положительного экономического эффекта, хотя и была на него направлена, однако налогоплательщикам необходимо доказывать, что они предпринимали все возможные действия для достижения положительного результата.

Так же и в деле № 813/1066/16 контролирующий орган пришел к выводу, что взаимоотношения ФЛП и ряда юридических лиц лишены разумной экономической цели, поскольку в результате осуществления ими хозяйственных операций ФЛП не получил реального экономического эффекта, что свидетельствует исключительно о желании ФЛП оптимизировать свою налоговую нагрузку.

По результатам рассмотрения материалов дела суд указал, что "только хозяйственные операции, осуществленные при наличии разумных экономических причин (деловой цели), являются совершенными в пределах хозяйственной деятельности. А следовательно, содержание понятия разумной экономической причины (деловой цели) предусматривает обязательную направленность любой операции плательщика на получение положительного экономического эффекта, то есть на прирост (сохранение) активов плательщика (их стоимость), а также создание условий для такого прироста (сохранения) в будущем."

Судебная практика свидетельствует также и о том, что если контролирующие органы предоставляют достаточно убедительных доводов и доказательств об отсутствии деловой цели в той или иной хозяйственной операции, то в большинстве случаев судебные решения выносятся не в пользу налогоплательщика, даже при наличии у него надлежащим образом оформленных документов.

Критерии PPT-теста, теста основной цели применяются к хозяйственным правоотношениям с 1 января 2020 года. Это означает, что уже через несколько дней критерии "деловой цели" будут распространяться и на трансграничные соглашения. Любые операции с нерезидентами будут под пристальным вниманием фискалов. Однако еще есть время пересмотреть свои структуры и операции с иностранными контрагентами и подготовить соответствующие обоснования.

Младший партнер Legal House Дмитрий Кулик

Подготовлено специально для Платформы ЛІГА:ЗАКОН

Источник: ЮРЛІГА

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2020

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание Вестник МСФО
Контакты редакции:
ifrs@ligazakon.ua
 
Данный функционал доступен подписчикам в электронном издании.
Если Вы еще не выписываете издание, закажите бесплатный доступ к демо-номеру
или подпишитесь на издание Вестник МСФО