Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ООО "ЛИГА ЗАКОН"
Препятствия, возникающие при торговле услугами в условиях диджитализации в странах G20

Сама по себе диджитализация не является новым явлением и развивается с 70-х годов. Однако в последнее время этот процесс быстро ускорился, тем самым значительно улучшил сетевую инфраструктуру и связь, аппаратное и программное обеспечение, которые все больше позволяют поставлять услуги по всему миру. Кроме того, с ростом оцифровки информации, увеличением мощности вычислительной техники и более широким проникновением скоростных интернет-соединений способность фирм собирать, передавать и обрабатывать информацию значительно усилилась. Движение информации через границы стало важной составляющей как вклад в производство товаров и услуг и ключевым компонентом новых видов данных, интенсивно используемых на международных рынках. Тем не менее имеющиеся и возникающие торговые барьеры рискуют уменьшить преимущества цифровизации, сдерживать инновации и создавать препятствия для движения цифровых услуг через границу. Указанная проблематика достаточно подробно освещена экспертами ОЭСР в исследовании "Barriers to trade in digitally enabled services in the G20", опубликованном 3 октября 2019 г.

Цифровизация оказывает всестороннее влияние на торговлю и открытость рынка. Быстрые технологические разработки способствуют торговле услугами с помощью цифровых сетей, открывают новые возможности благодаря расширению границ, что содействует появлению большего количества соглашений. Услуги также являются важными фасилитаторами торговли с цифровой поддержкой. Услуги информационных и коммуникационных технологий составляют основу цифровой экономики, обеспечивая необходимую сетевую инфраструктуру и поддерживая оцифровку других видов услуг. После того как деятельность услуг может быть оцифрована, они могут передаваться через электронные сети на международном уровне. Быстрое увеличение объемов данных и количества подключенных устройств усиливают спрос потребителей на быстрые и надежные коммуникационные сети. Поэтому политика, поощряющая конкуренцию и инвестиции в высокоскоростные сети, имеет важное значение для раскрытия всего потенциала цифровой трансформации.

Преимущества цифровизации могут быть подорваны в результате применения ограничительной политики в отношении цифровых услуг, которые устанавливают громоздкие и дорогие условия для ведения такого вида торговли. Постоянно растущие барьеры в торговле услугами могут также препятствовать инновациям, сдерживать обмен знаниями и затруднять конкурентоспособность. Однако наличие достоверной, сопоставимой и актуальной информации о регуляторных барьерах, влияющих на торговлю цифровыми услугами, остается ограниченным.

В данном контексте в Организации экономического сотрудничества и развития (далее – ОЭСР) для понимания исследуемой проблематики применяется Индекс ограниченности торговли цифровыми услугами (Digital Services Trade Restrictiveness Index, далее – Digital STRI), дающий представление о характере и степени регуляторных барьеров, оказывающих влияние на торговлю цифровыми услугами. Digital STRI собирает регуляторную информацию о примененных политических режимах и количественно оценивает меры при формировании индексов, которые просто и сопоставимо отражают условия политики стран в тот или иной момент времени. Данный инструмент является частью проекта "Меры, влияющие на цифровую торговлю" (Measures Affecting Digital Trade). Его цель заключается в использовании нового источника информации, предоставляемой через Digital STRI, чтобы получить понимание регуляторной среды в странах G20.

Наряду с этим Digital STRI был разработан для уменьшения информационного разрыва путем определения и каталогизации наиболее релевантных сквозных барьеров, влияющих на торговлю услугами с цифровой поддержкой.

Digital STRI состоит из двух компонентов:

– регуляторная база данных, которая собирает информацию о регуляторных барьерах из общедоступных законов и нормативных актов стран;

– сводные показатели, измеряющие торговую ограниченность такой политики.

Индексы принимают значение между нулем и единицей, где ноль указывает на открытую регуляторную среду для торговли с цифровой поддержкой, а единица – на полностью закрытый режим. Новый инструмент предоставляет общемасштабный источник информации о правилах, применяемых к цифровым трансакциям, в то время как индексы дают короткий обзор уровня ограниченности в разных странах в тот или иной момент времени. Digital STRI охватывает сквозные барьеры, задерживающие или полностью запрещающие возможность фирм предоставлять услуги с помощью электронных сетей, независимо от сектора, в котором они работают.

Структура данного Индекса формируется из пяти базовых областей (элементов), а именно:

1. Инфраструктура и подключение – включает меры, связанные с коммуникационной инфраструктурой, важной для участия в торговле с цифровой поддержкой, а также политики, влияющие на связь и трансграничный поток данных.

2. Электронные трансакции – охватывает барьеры, препятствующие электронным трансакциям через барьеры, такие как дискриминационные условия выдачи лицензий на деятельность по электронной коммерции, отклонения от международно принятых правил электронных контрактов или невозможность использования электронных методов аутентификации (например, электронная подпись).

3. Платежные системы – характеризует меры, влияющие на платежи, осуществленные электронными средствами.

4. Права интеллектуальной собственности – включает внутреннюю политику, связанную с защитой и соблюдением торговых марок, авторских и смежных прав, в том числе касательно национального обращения.

5. Другие барьеры, влияющие на торговлю услугами с цифровой поддержкой. Данная область охватывает другие барьеры для торговли услугами с цифровой поддержкой, которые не подпадают под предыдущие сферы политики.

В табл. 1 приведены значения Digital STRI в странах G20 по результатам исследований, проведенных в 2018 году.

Таблица 1

Значение Индекса Digital STRI в странах G20 по результатам 2018 года

Страна

Инфраструктура и подключение

Электронные трансакции

Платежные системы

Права интеллектуальной собственности

Другие барьеры

Общий индекс

Аргентина

0,24

0,04

0

0

0,02

0,30

Австралия

0,04

0,02

0

0

0,02

0,08

Бразилия

0,24

0,06

0,02

0,02

0,04

0,39

Канада

0,08

0,02

0

0

0,02

0,12

Китай

0,24

0,06

0,06

0,04

0,09

0,49

Германия

0,08

0,04

0

0

0,02

0,14

Франция

0,04

0,02

0,02

0

0,04

0,12

Великобритания

0,08

0,02

0

0

0,02

0,12

Индонезия

0,24

0,06

0,02

0

0,09

0,41

Индия

0,12

0,06

0,06

0

0,07

0,30

Италия

0,04

0,04

0

0

0,04

0,13

Япония

0,04

0,04

0

0

0,02

0,10

Корея

0,04

0,02

0

0

0,02

0,08

Мексика

0,08

0,02

0,02

0

0,02

0,14

Россия

0,28

0,02

0

0,02

0,02

0,34

Саудовская Аравия

0,24

0,04

0,02

0,02

0,07

0,39

Турция

0,08

0,04

0,04

0

0,04

0,20

США

0,08

0,02

0

0

0,02

0,12

Южно-Африканская Республика (ЮАР)

0,28

0,04

0

0,02

0

0,34

Вместе с тем нужно отметить, что за последние 5 лет в странах G20 проведен ряд реформ, касающихся условий торговли услугами сквозь призму диджитализации (табл. 2).

Таблица 2

Ключевые изменения в условиях торговли услугами сквозь призму диджитализации в странах G20 в течение 2014 – 2018 гг.

Страна

Особенности

Аргентина

17 декабря 2015 г. Аргентинский Центральный банк снял валютный контроль, что ограничило работу международных онлайн-платежных сервисов в стране. Новыми мерами также отменен налог в размере 35 %, который применялся к приобретению товаров и услуг за рубежом через зарубежные веб-сайты.

С 2016 года введены новые нормативные акты, позволяющие передавать личные данные за границу, в рамках определенных гарантий частного сектора (например, стандартные типовые положения).

Австралия

Значительных изменений в политике на протяжении 2014 – 2018 гг. не было выявлено.

Канада

Южная Африка

США

Бразилия

В 2016 году Правительство ввело локализацию данных как требование к договорам государственных закупок, предусматривающим услуги облачных вычислений.

В апреле 2018 г. Бразильский Центральный банк применил Положение № 4658, которым закреплены требования к финансовым учреждениям Бразилии по обработке данных, их хранению и облачным вычислениям. Для иностранных организаций, предоставляющих такие услуги, необходимо разрешение Центрального банка Бразилии, поэтому их деятельность обусловлена наличием соглашения об обмене информацией между Центральным банком Бразилии и соответствующим регулирующим органом страны, где они проживают.

В августе 2018 г. введен новый Закон 13079/2018, который обеспечивает всестороннюю основу для защиты персональных данных. Новый Закон вступает в силу после 18-месячного переходного периода.

Китай

В 2016 году Китай ввел положения о размере средств, которые можно перечислить с помощью услуг онлайн-платежей, предоставляемых нефинансовыми учреждениями. Также в этом году введены новые положения, ограничивающие иностранные инвестиционные компании от участия в издательской деятельности в Интернете.

Закон о кибербезопасности КНР вступил в силу в июне 2017 г., устанавливая новые правила касательно регулирования конфиденциальности и безопасности для киберпространства, включая установление условий по обработке и локализации данных.

В марте 2018 г. Министерство промышленности и информационных технологий опубликовало замечания относительно правил, применяемых к услугам, доступным через Интернет, что влияет на услуги связи, в частности услуги виртуальных частных сетей.

Новый Закон об электронной коммерции был принят Постоянным комитетом Национального народного конгресса 31 августа 2018 г. и вступил в силу с 1 января 2019 г.

Франция

Новый Общий регламент по защите данных (Регламент 2016/679) вступил в силу 25 мая 2018 г., что обеспечивает всестороннее обновление режима защиты данных Европейского Союза.

Германия

Италия

Великобритания

Индия

С 2016 года Правительство ослабило условия для иностранных инвестиций в субъекты электронной коммерции. Однако это касается только деятельности электронной коммерции "бизнес – бизнес". Также иностранцам запрещается осуществлять деятельность по электронной коммерции, если инвентаризация товаров и услуг принадлежит им и продается потребителям напрямую.

В 2017 году Индия ввела сбор в размере 6 % за приобретение рекламных услуг у компаний-нерезидентов.

Индонезия

Индонезия открыла несколько секторов услуг для иностранных инвестиций в рамках нового Перечня негативных инвестиций за 2016 год, включая секторы, касающиеся торговли с цифровой поддержкой, например телекоммуникации и аудиовизуальные услуги. На меры, охваченные Digital STRI, данные реформы непосредственно не повлияли.

Япония

Япония внесла изменения в Закон о защите личной информации, которые вступили в силу 30 мая 2017 г.

Корея

В конце 2015 года условия касательно интернет-банкинга были ослаблены, что позволило работать виртуальным банкам, работающим только в Интернете.

Мексика

Мексика провела комплексные реформы в области телекоммуникаций и услуг радиовещания, предпринимая различные меры (в частности, меры, способствующие конкуренции, для установления взаимосвязи с сетями доминирующих провайдеров).

Российская Федерация

В 2015 году вступило в силу новое законодательное требование, которое требует хранения определенных персональных данных, собранных в Российской Федерации, на локальных серверах.

Саудовская Аравия

Саудовская Аравия в 2018 году ввела новую Регулирующую систему облачных вычислений, которая устанавливает комплексную нормативную базу для услуг облачных вычислений и обязательств для поставщиков таких услуг. Недавно Министерство коммерции и инвестиций подготовило проекты нормативно-правовых актов касательно электронной торговли, однако они еще не действуют на законодательном уровне.

Турция

В июне 2015 г. введены новые нормативные акты для поставщиков электронных платежей и электронных денежных услуг.

В апреле 2016 г. вступил в силу новый Закон о защите персональных данных, установив всестороннюю основу относительно конфиденциальности и защиты таких данных.

Хоть цифровизация и позволяет облегчить трансграничную торговлю, однако правила и положения остаются фрагментарными. Расхождения в регулировании могут привести к дополнительным расходам для субъектов хозяйствования, так как деятельность должна быть согласована в рамках разных регуляторных норм. Так, Digital STRI – это основа для оценки степени, при которой регуляторные режимы в разных странах расходятся друг с другом. Регуляторная неоднородность может быть оценена путем сравнения степени расхождений по паре стран с одинаковыми характерными признаками. Для каждой степени расхождений пара стран имеет:

– нулевой балл, если обе страны имеют одинаковый ответ (аналогичное регулирование);

– один балл, если они имеют разные ответы (расходящаяся норма).

Затем оценки суммируются по методологии STRI для разработки регуляторных показателей неоднородности для каждой пары стран.

Индексы регуляторной неоднородности (regulatory heterogeneity indices) измеряют другой источник стоимости торговли через границу, нежели Digital STRI, а именно стоимость соблюдения разных нормативных требований. Например, пара стран, у которых высокий STRI, но похожая регуляция, а также пара стран с низким уровнем STRI и подобным регулированием получают низкий балл по показателю неоднородности. Таким образом, индексы регуляторной неоднородности полезны для мониторинга конвергенции регуляторов, особенно в случаях, когда торговые соглашения включают регуляторное сотрудничество.

Кроме того, нельзя не изучить Digital STRI в корреляции с инструментами международной торговли. И хотя многосторонние правила в пределах Всемирной торговой организации (далее – ВТО) были приняты в тот момент, когда никто не мог предвидеть долгосрочного влияния цифровых технологий на торговлю, однако регуляторная база, созданная в рамках ВТО, имеет прямое отношение и к цифровизации торговли. Что касается торговли услугами с цифровой поддержкой, то Генеральное соглашение по торговле услугами (General Agreement on Trade in Services, далее – GATS) является важной отправной точкой. Общие принципы касательно т. н. наибольшего благоприятствования и прозрачности применяются во всем мире, в то время как законодательно установленные обязательства регулируют доступ к рынку и национальное обращение независимо от технологических средств, с помощью которых предоставляются услуги.

Более того, в законодательной системе GATS имеются специфические правила касательно телекоммуникационных услуг (Приложение о телекоммуникациях и Соглашение об основных услугах связи) и финансовых услуг (Приложение о финансовых услугах), которые являются основными условиями, поскольку торговля, которая предоставляется в цифровом формате, имеет высокий уровень качественной коммуникационной инфраструктуры, а также надлежащий уровень эффективности платежных систем, позволяющих осуществлять коммерческие операции в Интернете.

Следует отметить, что ВТО запустила рабочую программу по электронной коммерции еще в 1998 году. На 11-й Министерской конференции в Буэнос-Айресе 2017 года члены Совета согласились продолжать работу по действующей рабочей программе и поддерживать имеющуюся практику, не применяя таможенные сборы в рамках электронной торговли. Группа из 71 члена также согласилась вместе начать исследовательскую работу касательно будущих переговоров ВТО о торговых аспектах электронной торговли. Сейчас 75 региональных торговых соглашений, составляющих 27 % от всех таких соглашений, доведенных ВТО, содержат конкретные положения относительно торговли услугами в условиях диджитализации.

Некоторые из последних соглашений, затрагивающих отдельные страны G20, широко освещаются по цифровым вопросам. В частности, это такие соглашения, как Комплексное и прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (Comprehensive and Progressive Agreement for Trans-Pacific Partnership Agreement), Соглашение между США, Мексикой и Канадой (United States-Mexico-Canada Agreement), Соглашение об экономическом партнерстве ЕС и Японии (Eu-japan Economic Partnership Agreement) и т. д. Целесообразно отметить, что Digital STRI может быть отражен относительно положений торговых соглашений, которые имеют отношение к торговле цифровыми услугами. Кроме того, стоит отметить, что GATS не содержит конкретных мер по торговле с цифровой поддержкой, его положения нейтральны по технологии, а следовательно доступ к рынку и национальные обязательства, которые принимаются в ключевых секторах услуг, являются сквозными условиями цифровых трансакций и релевантными.

Резюме статьи

Итак, поскольку цифровая трансформация продолжает оказывать существенное влияние на способ торговли услугами, растет и потребность в точной и современной доказательной базе, чтобы лучше понять последствия цифровизации. Подчеркивается, что регуляторная среда является сложной и разнообразной в странах G20, а значительные барьеры продолжают препятствовать торговле с цифровой поддержкой. Основными проблемами остается наличие барьеров, влияющих на инфраструктуру и связь, а также необходимость содействия реформам, улучшающим условия электронных трансакций и способы оплаты. Усиление защиты интеллектуальной собственности и эффективные меры принудительной защиты от нарушений в Интернете могут дополнительно улучшить регуляторную среду, в которой осуществляется торговля, поддерживаемая цифровым путем.

Уже за относительно короткий промежуток времени, охваченный Digital STRI (2014 – 2018 гг.), масштабы регуляторных изменений были существенными, поскольку большинство стран принимают всеобъемлющие законы касательно регулирования онлайн-торговли. Однако последние тенденции показывают, что изменения в регуляторной сфере, как правило, еще больше ужесточают условия, влияющие на цифровую поддержку торговли в странах G20.

Кроме того, регуляторная неоднородность широко распространена среди стран G20, что может повлечь дополнительные расходы для фирм, которым нужно следовать расходящимся нормам во многих странах, в которых они работают.

Наконец, ключевые вопросы, оказывающие влияние на торговлю услугами с цифровой поддержкой, охваченными Digital STRI, в значительной степени рассматриваются в последних торговых соглашениях. На многостороннем уровне, хотя существующие правила и обязательства остаются актуальными, освещение возникающих вопросов остается недостаточным.

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2019

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание Вестник МСФО
Контакты редакции:
ifrs@ligazakon.ua
 
Данный функционал доступен подписчикам в электронном издании.
Если Вы еще не выписываете издание, закажите бесплатный доступ к демо-номеру
или подпишитесь на издание Вестник МСФО