Внимание! Вы используете устаревшую версию браузера.
Для корректного отображения сайта настоятельно рекомендуем Вам установить более современную версию одного из браузеров, представленных справа. Это бесплатно и займет всего несколько минут.
Попробовать Оформить подписку
Попробовать Оформить подписку
ООО "ЛИГА ЗАКОН"
Итоги ноября от Совета по МСФО

Обсуждение результатов ноябрьского заседания Совета по МСФО проходит в этот раз без председателя Ханса Хугерворста (Hans Hoogervorst), зато при участии вице-председателя Сью Ллойд (Sue Lloyd) и члена IASB Даррела Скотта (Darrel Scott). Даррел продолжает тему МСФО 17 и рассказывает о причинах, побудивших Совет прислушаться к мнению многих участников рынка и все-таки предоставить отсрочку даты официального вступления в силу нового стандарта. Сью подводит итоги последних обсуждений проекта по основным формам отчетности, в частности о возможном включении еще одного промежуточного итога EBITDA в обязательное содержание отчета о доходах. Также в ходе презентации участники обсуждают ряд других тем, в том числе менеджерские отчеты и их основные задачи, классификацию обязательств в МСБУ 1, проект по тарифному регулированию, а также то, почему Совет по МСФО все-таки не добавил отдельный проект по криптовалютам в свой рабочий план.

Мэтт Тиллинг (М. Т.): Добро пожаловать на подкаст Фонда МСФО, посвященный ноябрьской встрече Совета по МСФО. Встреча состоялась в Лондоне 14 – 15 ноября. Меня зовут Мэтт Тиллинг, я – член технического состава разработчиков в IASB. Сегодня со мной вице-председатель Сью Ллойд и член Совета Даррел Скотт для обсуждения последней встречи и других событий... Даррел, давайте перейдем непосредственно к самой встрече. Были ли на этой неделе обсуждения МСФО 17 в части страхования?

Даррел Скотт (Д. С.): Да, спасибо. На последней встрече мы согласились рассмотреть некоторые вопросы, выявленные в ходе консультативного процесса в течение последних 15 месяцев, в частности на октябрьской встрече. Мы определили критерии, в соответствии с которыми будем проводить такие обсуждения, а также предусмотрели в них, что любые внесенные изменения не должны быть менее полезны для инвесторов, нарушать текущие процессы внедрения и создавать риск нежелательной отсрочки даты вступления стандарта в силу. Такими были октябрьские обсуждения.

В этом месяце мы уже говорили о том, не стоит ли изменить дату вступления МСФО 17 в силу. Как уже говорилось, очень необычно обсуждать ее так рано, однако нам поступило много обращений от составителей с просьбой обеспечить их большей определенностью, дабы планы по внедрению были более четкими. Поэтому Совет, приняв во внимание определенные нарушения процесса внедрения, неизбежные по причине самих обсуждений возможных изменений в стандарте, решил, что все же имеет смысл предоставить дополнительный год и перенести дату вступления в силу с 1 января 2021 г. на 1 января 2022 г.

Мы также обсудили временное исключение по МСФО 9. Для тех, кто не в курсе: МСФО 4 предоставляет его страховым компаниям до 1 января 2021 г. Совет обсуждал продление действия исключения по МСФО 9 уже после того, как принял решение насчет МСФО 17. Я думаю, это важно, что решение в отношении МСФО 17 повлияло на наше решение по МСФО 9. Обсуждения были отдельными, поскольку МСФО 9 уже действует, и к нему нет тех же самых замечаний о возможных изменениях, как к МСФО 17. Однако мы подумали, что в контексте краткой отсрочки МСФО 17 важно, чтобы эти два стандарта можно было рассматривать в одном промежутке времени.

В ходе обсуждения дат вступления в силу поднимался вопрос, не повлияет ли это изменение на процесс внедрения в различных юрисдикциях. Совет решил, что, хотя внедрение стандартов – это процесс, отслеживаемый нами довольно пристально, он все же не контролируемый. Следовательно, это не влияет на принятие нами решений и не должно учитываться при определении дат вступления в силу.

M. T.: Сью, Совет продолжает обсуждать основные формы отчетности. В этом месяце было принято много решений, например, стоит ли потребовать раскрытия выручки до выплаты процентов, налогов и амортизации (EBITDA).

Сью Ллойд (С. Л.): Краткий ответ на данный вопрос – нет. Совет решил не требовать представления показателя EBITDA в отчете о финансовых результатах или в примечаниях к финансовой отчетности. Однако обсуждения того, как следует рассматривать такой промежуточный показатель, были довольно продолжительными. Так, если организация все-таки показывает его, нужно ли рассматривать это как показатель результатов деятельности, что потребует дальнейших реконсиляций? Обсуждения были очень долгими разнонаправленными, но в результате мы согласились, что лучше всего, если разработчики проведут анализ некоторых вопросов, идентифицированных в ходе обсуждений, и представят его результаты, чтобы мы приняли решение уже на их основании. Но важно то, что мы решили не требовать EBITDA.

Еще одной важной темой обсуждений проекта по основным формам отчетности было то, не нужно ли Совету представить также необязательные иллюстративные примеры для различных отраслей. Совет решил поработать с этим вариантом. Необходимо подумать: если такие иллюстративные примеры все же будут, стоит ли делать их приложением к МСБУ 1 или отдельным практическим руководством? Было решено выставить их на обсуждение в виде документа по основным формам отчетности, который будет иллюстрировать основные формы отчетности – отчет о доходах, отчет о движении денежных средств и так далее. Также было решено проиллюстрировать некоторые примечания (но именно некоторые, а не полный вариант отчетности). Примечания, обсужденные нами в рамках проекта по основным формам отчетности, – это, например, то, как они могут выглядеть в отношении показателей результатов деятельности.

M. T.: Даррел, Совет также вернулся к менеджерским отчетам. В частности, он обсуждал цели менеджерских комментариев и руководство по ним.

Д. С.: Да, этот проект пока находится на ранних этапах своего развития. В течение последних нескольких месяцев мы провели много обсуждений со стейкхолдерами, в том числе с членами рабочих групп, образованных именно с упомянутой целью. Они использовали это для суммирования целей в контексте того, куда необходимо поместить менеджерские отчеты.

Совет решил, что целью менеджерских отчетов является обеспечение контекста для финансовой отчетности путем предоставления пользователям исторической финансовой и операционной информации, а также аналитики, полезной для оценки будущих чистых денежных потоков организации. Этот последний пункт породил широкие обсуждения, потому как довольно много людей хотят менеджерские отчеты, предоставляющие аналитику, но не полный обзор всех издержек. Совет потратил некоторое время на то, чтобы определить, где здесь проводить разграничение. Мы ждем дальнейших обсуждений применения концепции существенности и принципов менеджерских отчетов на январской встрече в следующем году.

M. T.: Сью, изучал ли Совет классификацию обязательств, в частности текущих и долгосрочных?

С. Л.: Да, речь идет о классификации на текущие и долгосрочные в МСБУ 1. Это представляет собой продолжение обсуждений предварительного варианта. В конечном итоге Совет решил, что МСБУ 1 должен требовать классификации обязательства в качестве текущего, если на конец отчетного периода у организации нет права отложить его исполнение еще хотя бы на 12 месяцев после окончания текущего отчетного периода. Это, скорее, не радикальное изменение того, что сегодня предусматривается стандартом, а логичное уточнение.

В частности, МСБУ 1 на данный момент использует термин "безусловное право". Было определенное беспокойство по поводу того, понимают ли его правильно. Так что в ходе обсуждений мы дискутировали о дополнительных уточнениях, которые могут быть полезными и станут ответом на полученные замечания относительно применения. Совет решил, в частности, уточнить, что при оценке следует исходить из существенности права. То есть право должно быть по существу, а если вы готовы отложить исполнение на условиях, на которые никто не согласится, это никакое не право. Стоит также уточнить тот факт, что на решение организации отложить исполнение обязательства не влияет фактическое намерение его применять. Если менеджмент, к примеру, решает не пользоваться этим правом, имеет значение не это, а само наличие права. И еще один важный момент: если решение об исполнении принимается в период между датой отчетности и датой представления, это никак не влияет на классификацию, так как ключевой вопрос здесь в том, какие права у нас есть именно на дату отчетности. Вот те уточнения, с которыми мы решили работать.

M. T.: Даррел, был ли этот месяц напряженным для деятельности на основе тарифного регулирования?

Д. С.: Да, мы двигаемся к концу текущей стадии проекта. Разработчики представили наработки, поэтому сейчас мы решаем оставшиеся вопросы, чтобы иметь определенность по некоторым деталям стандарта. Я могу привести примеры, но если кто-то внимательно отслеживает проект, я бы рекомендовал обратиться к рабочим документам.

Первый вопрос – это применимость других стандартов в рамках модели, над которой мы работаем. Это было сделано в основном в контексте сегодняшнего применения МСФО 14 – временного стандарта по тарифному регулированию, используемого как шаблон для определения аспектов, где Совет ранее уже постановил, что прочие стандарты не должны иметь влияния на модель. В первую очередь мы обсудили МСФО 5 и МСБУ 36. Совет согласился с разработчиками: поскольку модель тарифного регулирования сегодня имеет довольно сильный текущий элемент в процессе измерения процентной ставки, эти два стандарта необязательно использовать в указанном процессе. Было решено исключить оба стандарта из применения модели.

Продолжили обсуждением МСФО 3, в частности относительно того, должно ли использоваться в контексте модели требование о переоценке на основе справедливой стоимости. Совет решил, что у нас нет информации для полноценного заключения. Поэтому мы попросили разработчиков предоставить нам дополнительное руководство относительно того, должны ли регулируемые на основе ставки активы и обязательства, определяемые в процессе приобретения, переоцениваться на основе справедливой стоимости.

Далее обсуждение было посвящено преимущественно представлению и раскрытиям. Что касается представления, Совет в целом согласился с предложениями разработчиков, за исключением одного, которое могло бы разрешить отражать в прочем совокупном доходе некоторые корректировки по ставке. Совет решил, что это будет несколько выходить за рамки рассмотренной модели, и попросил разработчиков обдумать вопрос еще раз.

Последняя тема, которую мы обсудили, – раскрытия. Здесь разработчики применяли тот же подход, который был разработан в рамках проекта "Инициатива по раскрытиям", чтобы определить, какие раскрытия нам здесь необходимы. За исключением незначительных поправок, Совет согласился с тем, что на данном этапе мы должны следовать другому ("нормальному") подходу к мышлению и ориентироваться на его результаты. Поэтому новый подход может помочь нам с наработкой, однако результаты будут немного иными, чем были по предыдущим проектам.

M. T.: Сью, Совет обсудил на этой неделе несколько, как мне кажется, довольно интересных вопросов внедрения. Первый был о том, как учитывать доход от продажи актива до того, как он будет готов к использованию. Это часто можно встретить в добывающих отраслях.

С. Л.: Верно. Мы занимаемся повторным обсуждением предварительного варианта. Он предлагал рассматривать эти поступления как продажи, что породило много вопросов на практике и спровоцировало дебаты. Разработчики в основном рекомендовали легкий подход (что-то вроде раскрытий), но Совет вместо этого решил продолжать работу над модифицированной формой предварительного стандарта, проясняющей значение связанной с тестированием деятельности, предусмотрев такой нюанс, как доступность актива для использования в процессе тестирования. Она будет определяться на основе физической оценки актива, а не его фактического функционирования. С этим мы еще будем работать.

M. T.: Криптовалюты – об этом мы уже говорили неоднократно. Были призывы разработать для них отдельный стандарт, но Совет решил не добавлять это в рабочий план. Не могли бы Вы объяснить логику?

С. Л.: Интересная тема. Мы в самом деле обсуждали это в июле. Совет тогда сказал, что, скорее всего, попросит Комитет по Интерпретациям подумать над правильным подходом к учету, поэтому последние обсуждения касались того, что мы получили от Комитета. Но помимо непосредственно учета есть еще один фактор, который нам нужно учитывать. Несмотря на массовые обсуждения того, что собой представляют криптовалюты в целом, если взглянуть на финансовую отчетность по МСФО, не так часто можно обнаружить массовое владение криптовалютами. Поэтому перед Советом стоит дилемма: в самом ли деле так важно направлять сейчас сюда ресурсы, когда есть много других ожидаемых проектов? Комиссия решила, что сегодня может применяться МСБУ 38 и МСБУ 32. В конечном итоге Совет пришел к выводу, что разрабатывать новые стандарты в этой области не нужно: не так часто криптовалюты появляются в отчетности. Мы, однако, интересуемся указанной темой, поэтому Совет продолжит следить, не возникнет ли в будущем потребность в разработке необходимого стандарта. На данном же этапе Совет просто попросит Комиссию обнародовать формальное решение по итогам проведенного анализа.

Источник: IFRS

Источник: GAAP.RU

_____________________________________________
© ТОВ "ІАЦ "ЛІГА", ТОВ "ЛІГА ЗАКОН", 2018

У разі цитування або іншого використання матеріалів, розміщених у цьому продукті ЛІГА:ЗАКОН, посилання на ЛІГА:ЗАКОН обов'язкове.
Повне або часткове відтворення чи тиражування будь-яким способом цих матеріалів без письмового дозволу ТОВ "ЛІГА ЗАКОН" заборонено.

Получить полный доступ ко всем номерам и статьям издания Вы сможете оформив подписку на электронное издание Вестник МСФО
Контакты редакции:
ifrs@ligazakon.ua
 
Данный функционал доступен подписчикам в электронном издании.
Если Вы еще не выписываете издание, закажите бесплатный доступ к демо-номеру
или подпишитесь на издание Вестник МСФО